Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Демократия и ценности

Демократия и ценности

Категория: Позиция » Cтатьи » Колонка редактора

Демократия и ценностиВо главе государства должны стоять люди, необремененные большим капиталом. Богатый увласти будет думать только осохранении и приумножении своего капитала, а не о народе.

 

Владимир Ильич Ленин


Самым большим достижением западной цивилизации считается широкое распространение демократических ценностей. Эти ценности современные миссионеры и просветители Запада несут в самые дальние уголки земного шара.


 

Изгоняя свое тоталитарное прошлое и зашоренность мышления, мы глубже проникаемся аспектами демократии, привносимой нам из-за некогда «железного занавеса». Понимаем ли мы, однако, куда окунаемся?

 

В распространенном понятии демократия – это власть народа. Однако вспомним, что и власть Советов это тоже власть народа. Вместе с тем нам почему-то вбили в голову, что Советы – это плохо, а вот демократия по-новому это хорошо. Тем не менее, они ничем не отличаются друг от друга, по сути своей демократия – это делегированная власть народом своим лучшим, как предполагается, представителям. И как эти лучшие представители ею пользуются, и является сутью самой демократии. Однако так как само понятие демократии привнесено нам с Запада, есть смысл рассматривать ее как универсальную идеологию, сформулированную Западом для всего остального мира. Тогда многое предстает в совсем ином свете.

 

Если бы избранные «слуги народа» – любого уровня – по-настоящему выражали и отстаивали интересы людей, их избравших, то такое состояние дел действительно можно было назвать системой государственного устройства. Тогда и все государства цивилизованного мира действительно были бы демократическими, ставя во главу угла своей деятельности благо народа и улучшение жизни каждого человека в отдельности. На деле же это не происходит, и мы видим, что в демократическом мире – там, за бывшим «железным занавесом» – происходят войны, организуются государственные перевороты, верхи богатеют, а низы нищают. Вот, исходя из понимания всего этого, можно с должным основанием утверждать, что демократия не есть состояние, а лишь инструмент в борьбе элиты с избравшим его народом за улучшение своей жизни. И происходит это путем манипуляции сознанием рядового обывателя.


Если кто-то сомневается в необходимости предлагаемых основ организации общества согласно воззрений отцов-основателей демократических устоев, то ценности вносятся в общество на штыках. Это образное выражение, но сути оно не меняет – ни у кого не должно быть сомнения, что только базовые принципы демократии могут служить основой организации самого справедливого общественного устройства. Ну, если США самая успешная страна в мире, то какие могут быть сомнения в ее правоте? Если вы такие умные, то почему такие бедные? Ха-ха... Но давайте все же разберемся, о каких ценностях идет речь.

 

Демократия или охлократия?

По своей сути, демократия, как известно, это – власть народа. То есть народ эту самую власть и должен осуществлять. Но прямая демократия была возможна лишь в архаичных обществах, сегодня не общенародное вече определяет основы его организации. В процессе совершенствования управленческих отношений основу организации общества стали играть представительские структуры. То есть народ путем всенародного волеизъявления делегирует полномочия своим лучшим, или самым умелым и способным представителям. У известного западного мыслителя Тилли есть такое обозначение понимания демократии: «Это широкие, равноправные, взаимообязывающие и защищенные консультации по поводу политических назначений и выработки политического курса». Что-то подобное видно сегодня в ведущих странах современной т.н. демократии? И очень точно, и, главное, современно, говорил по этому поводу известный мыслитель древности Аристотель. Он утверждал, что всякая демократия неизбежно вырождается в охлократию.

 

И действительно, в процессе совершенствования управления, в США в первую очередь, оказалось, что в высших эшелонах власти находятся наиболее богатые представители рядового народа, которые со временем стали блюсти – а как иначе? - свои личные интересы. И все бы ничего, народ в общем-то с этим согласился, но периодически выражает свое мнение в не всегда удобных для власти формах.

 

В самой Америке – сердцевине и светоче демократии – при малейшем активном недовольстве народа действиями своих представителей, последние применяют силовые методы по усмирению инакомыслящих. Дубинки, водометы, слезоточивые газы – вот перечень самых основных, наиболее распространенных демократических методов общения верхов с низами. Такое понимание свободы в современной западной цивилизации есть характерный атрибут демократии. И он успешно распространен во всем мире.

 

Аспекты свободы

Важнейшая ценность демократии – свобода выбора. Например, в сферах образования и здравоохранения. Если есть деньги – получаешь качественную услугу, если ты безработный или просто малоимущий – услуги может не быть вообще. Самое интересное, что американцы априори считают, что если у тебя нет достаточного количества денег, то ты и не достоин быть полноценным гражданином общества. Подчеркну – наиболее передового, справедливого, демократического гражданского общества. Умственные способности, которые как раз и отличают человека от животного, здесь ни при чем. Не можешь зарабатывать – иди на дно. Вот такой естественный отбор как ведущая демократическая ценность.

 

К аспектам свободы выбора относятся и повсеместное распространение наркотиков, и терпимость и поощрение однополых сексуальных отношений, и усыновление однополыми людьми ребенка, и пропаганда эвтаназии, и массовая продажа огнестрельного оружия. В системе западного демократического устройства просто прекратили свое действие основы морали. Главным стала свобода выбора переступить черту между добром и злом.

 

Но и это еще не все. Демократические ценности предполагают возможность того, что человек становится выше Господа.

Вот американцы говорят, что права человека и законы, которые их защищают – превыше всего. Всего, понимаете? Где здесь место для Бога? Об этом в своих работах неоднократно упоминал Владимир Ильич Ленин. Те страны, для которых первичен не человек с его повседневными желаниями, считающимися там априори главными, а понятия морали, ценности семьи, традиций твоего народа, имеющие представление, что Господь все же выше человека, оказываются на обочине цивилизации. Их воззрения архаичны. А что, экономика США самая сильная в мире, они уверены, что их гамбургеры – самая вкусная еда в мире, к ним едут в гости со всего света, армия самая мощная… Да, в конце концов, именно у них больше всего самых достойных людей – миллиардеров! Что нам ваша мораль, если она не приносит выгоды? Вот это ценное замечание и шагает широко по всему миру. Они написали у себя на долларе: «Мы верим в Бога». Значит, они в него верят. А в какого – каждый знает сам. Ведь они создали столько Церквей, что и богов у них стало великое множество. И каждый раз создавая новый приход они, конечно, становятся выше Бога. Ведь они его и создают.

 

«Чертополох» и ценности

Соответствуют ли все эти ценности демократии мировоззрениям тех стран и населяющих их народов, куда их привносят? Ответ очевиден, но суть здесь совсем в ином. Никто из современных миссионеров западного мира не тщит надежды, что эти ценности там приживутся. Все становится на свои места, если понять, что демократия – это не ценность, а способ и механизм воздействия.

 

 

Чертополоху легче расти, чем культурному растению. Так же и высокие чувства воспитываются нелегким трудом, а не произрастают свободно. В мире еще до совсем недавнего времени существовало немало стран, которые сознательно культивировали моральные ценности. Их слом произошел на рубеже 90-х годов ХХ столетия путем массового распространения «развесистых клюкв» демократических ценностей. Плыть по течению всегда легче, чем пересилить волну. Да и сегодня целый ряд стран, в первую очередь тех, где основу организации общества составляет строгая религия, не приемлют западного демократического чертополоха. Он пробивается к ним через механизмы этой самой демократии, но неверные (или все же верные?) пока держатся. Подтверждение тому, что демократия не ценность, а механизм воздействия являются т.н. «цветные революции» начала ХХIвека в Северной Африке. Какие основы западного общества привиты сегодня в Тунисе, Марокко, Ливии, Египте? Одним махом, революцией человека не переделать, можно только сломать. Пройдя огнем и мечом по этим странам, демократические ценности не организовали здесь цивилизованный мир, а инициировали хаос. В результате этого смерча именно оседлые прежде североафриканцы массово пошли «покорять» Европу, приобщаясь к демократическим ценностям в их колыбели. И привнося свои туземные ценности в демократические «европы».

 

Происходящее сегодня с Европой удивительным образом напоминает Древний Рим. Рим эпохи расцвета. Все помнят, чем там дело закончилось? Но если колыбель демократии – США – думает, что океан ее спасет, то она глубоко ошибается. Американцы как дети. «Что, мы будем жить так же, как наши родители? Конечно же, нет!» И они не притворяются, они искренни в своих заблуждениях. Но прозрение всегда все равно наступает. Коснемся еще двух аспектов демократии, ее характеризующих.

 

Считается, что демократическая система является наиболее устойчивой. Ну, это означает, что в единстве и борьбе противоположностей – законодательной и исполнительной власти – находится баланс сил и обе ветви власти уравновешивают друг друга. А авторитарное (тоталитарное) общество на это не способно, там власть самодержца (правителя) уравновешивать некому. Но тогда возникает простой вопрос: почему в странах мусульманского мира, а также исповедующих религию как основу веры – буддизм и православие, демократия не приживается, а лишь разрушает систему государственной власти? Вспомним последствия «цветных революций», организованных западной демократией после 2011 года. А еще ранее – расчлененную некогда мирную Югославию в 1999 году – также руками западных «миротворцев». Там, во вновь образованных на развалинах большой страны мелких территориальных образованиях, так же установлена демократия. Но насколько такая форма правления все же устойчива?

 

Вспомним демократическую Грецию в столь отдаленные от нас времена, где собственно само понятие «демократия» и зарождалось. А также Древний Рим, само средоточение наук, искусства, просвещения. Вспомним, во что они выродились. Тот же Рим – во времена Нерона и Калигулы, своим мракобесием и жестокостью превзошедших самих европейских варваров. Вспомним еще крестоносцев и их крестовые походы на восток, огнем и мечом продвигавших демократию в необразованные тоталитарные страны. Почему-то веру «неверных» они не поколебали, а вот в самой Европе, откуда крестовые походы и пошли, кризис государственного устройства как раз и усилился.

 

Самым свежим и наверное ярким примером демонстрации демократического устройства является Вторая мировая война. Демократия стран «старушки Европы», имевших столетние традиции по этой части, не устояла под напором тоталитарного вождя, произросшего из этих же демократических традиций в Германии. И только такое же государство с авторитарным режимом смогло остановить своего антипода. Почему демократия так глубоко прогнулась под натиском тоталитаризма, а ее спас как раз тот строй, противником которого она является? Историки демократического мира этот вопрос замалчивают, предпочитая манипулировать сознанием послевоенного европейского обывателя.

 

Иным важнейшим аспектом демократии является миф о ее, извините за тавтологию, самой демократичности. Т.е. о том, что сам народ и осуществляет управление в стране. Посмотрим, как это реализуется на жизненных примерах.

В самой демократичной стране мира, собственно и продвигающей эту систему организации власти повсеместно, Соединенных Штатах, прямых выборов президента страны не происходит. Ну, это ни для кого не секрет, что существующая там «система выборщиков» позволяет избирать президента узкому кругу лиц – наиболее достойных граждан страны. Естественно, отнюдь далеко не бедных и влиятельных. И сложная система их избрания, а по сути назначения, не позволяет пробиться в эту славную когорту представителям низов.

 

Собственно говоря, которым это давно не нужно – миропонимание и мироощущение граждан США таково, что наиболее богатые и влиятельные граждане их страны и являются как раз умом, честью и совестью их народа. И вот такое понимание демократического устройства американцы считают наиболее справедливым, навязывая его всему остальному миру. Странно, почему не весь этот «остальной мир» с этим соглашается, правда?

 

Из иных свежих примеров по организации демократического устройства и справедливости ее принципов – Франция. Там, в стране средоточения демократии и искусств в Европе, на прошлых президентских выборах явно лидировали Франсуа Финьон и Марин Ле Пен. Вместе с тем сильным мира сего показалось, что уж слишком профранцузскими они были. А особое мнение одной, причем очень влиятельной и большой страны в Европе их не очень интересует. Безликим европейским союзом манипулировать легче.

 

Именно поэтому сегодня страны в Европе потеряли свою субъектность. И тогда одним из демократических механизмов – системой влияния через крупнейшие подконтрольные СМИ – французскому обывателю был навязан удобный и манипулируемый, совершенно неизвестный широкому кругу обывателей Манюэль Макрон. Сегодня он – президент Франции, демократически и всенародно избранный на очередной срок. Однако вот что-то в поведении сил, подсадивших его на трон, пошло вразрез с иными демократическими силами, манипулирующими миром – и появились «желтые жилеты». Вот такое очередное лицо являет демократия во Франции сегодня.

 

Мы, у нас в Украине, познаем все азы этих демократических устройств на практике. Еще в 1991 году, избрав вроде бы как демократический путь, отдали реальные бразды правления одному человеку – президенту страны. И с тех пор уже пять раз наступаем на одни и те же грабли, рассредоточивая власть.

 

Возможно, этот политический закон единства и борьбы противоположностей и работает где-то в мире – но лишь только там, где организована устойчивая государственная система, где работают законы, не позволяющие реализовать манипулятивные принципы управления нами. А пока украинский подход «там, где два казака – три гетмана» будет превалировать над разумом, демократические принципы будут и дальше давать буйные всходы.

 

За уже прошедшие тридцать лет мы познали лишь азы этого механизма манипуляции человеческим сознанием. Нам всего лишь дали понюхать табакерку. Что будет тогда, когда настойчиво посоветуют закурить?